ДОКТОР для ВАШЕЙ ДУШИ
Каталог статей
Меню сайта


Форма входа


Категории раздела
Мои статьи [33]


Поиск


Наш опрос
Для беседы на деликатные темы наиболее важно для Вас:
Всего ответов: 287


Друзья сайта
  • КАФЕДРА ПСИХИАТРИИ НМУ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • УКРАИНСКАЯ ПРОТИВОЭПИЛЕПТИЧЕСКАЯ ЛИГА


  • Статистика
    Site Meter Украинский портАл Рейтинг. СЕЛЮКОВ ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ. Доцент кафедры психиатрии, сексологии и медицинской психологии национального медицинского университета г. Киев Виртуальная поликлиника, советы врачей, вакансии для медиков, коллекция рефератов, самотестирование, лекарства, каталоги врачей, фирм, клиник Украины, сексология, психотерапия, гомеопатия, духовное развитие, нетрадиционная медицина, последние новости... Анализ сайта selyukov.ucoz.net Каталог медицинских ресурсов Твои любимые сериалы на лучшем женском сайте: Клон, Мятежный дух, Кармелита, Друзья, Зачарованные, Моя прекрасная няня, Бедная Настя Украина-Сегодня: Каталог сайтов ЗДОРОВЬЕ.RU SPRAVKA.UA - Бизнес-Каталог товаров и услуг Украины
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Приветствую Вас, Гость · RSS 18.11.2017, 16:00
    Главная » Статьи » Мои статьи

    ЗАМЕТКИ БРЮЗЖАЩЕГО МЕДИКА - Проф. О.Е. Бобров

    Проф. О.Е. Бобров (статья в журнале «НОВОСТИ медицины и фармации», апрель/2005 №-7(167)

     

    ЗАМЕТКИ БРЮЗЖАЩЕГО МЕДИКА

    (уже не "апрельские тезисы", но еще и не программная статья)

     

    Самый неблагодарный труд тот, за который получаешь только одни благодарности.

    В сознании  миллионов граждан прочно зафиксировано всеобщее право на получение бесплатной медицинской помощи. В Украине это положение декларировано ст. 49 Конституции. По сути - это правовое выражение этического принципа справедливости в распределении медицинской помощи. В ХХ веке общество пришло к пониманию того, что охрана здоровья должна быть правом человека,  а  не привилегией для тех,  кто себе это может позволить. По современным взглядам ведущих теоретиков биоэтики, системы здравоохранения,  которые реально не обеспечивают  доступность медицинской помощи для всех граждан,  не могут считаться справедливыми.

    Но так ли это на самом деле?

    Классическим примером противоречия в декларированном праве и реальной возможностью реализации этого права является реализация права на свободу передвижения. Если у человека  есть деньги,  то он может купить себе автомобиль. Если денег много, то автомобиль будет комфортабельным, а управлять им будет наемный шофер. Если же денег нет,  то придется обходиться без автомобиля. Передвигаться в общественном транспорте или ходить пешком. Хотя это и затрудняет иногда жизнь,  но само по себе не является ограничением гражданских свобод и прав. Заметим, что такая несправедливость возражений в обществе не вызывает, разве, что зависть бедной его части, и, не более того. В этой ситуации общественное мнение полностью принимает (и понимает) неизбежность конфликта свободы передвижения, как декларированного права, и материальной возможности реализации этого права, как товара.

    В реализации декларированного права на медицинскую помощь дело обстоит иначе.       Никто не хочет идти пешком. Все претендуют на "Мерседес", но бесплатный. Но бесплатных "Мерседесов" для всех быть не может. Налицо конфликт доступности медицинской помощи как права, и концепции медицинской помощи - как товара. Невозможность  же приобретения дорогостоящего товара необходимого качества, т.е. получить желаемую медицинскую помощь вследствие недостаточной материальной обеспеченности нуждающегося в ней, в современном  цивилизованном мире, трактуется как фундаментальная проблема государственной политики и серьезное нарушение прав человека. В этой ситуации общество мгновенно забывает аксиому Б. Окуджавы, что - "… пряников сладких всегда не хватает на всех".

    Социум достаточно агрессивно требует справедливости - соблюдения декларированных в Конституции гарантий - бесплатной медицинской помощи, забывая, что термином "бесплатная" когда-то было ловко подменено "оплаченная из общественных фондов потребления". Понятно, что эти фонды не бездонные, к тому же наполняют их по остаточному принципу, не говоря уж о том, что личные вклады отдельных членов социума в эти фонды тоже далеко не равнозначны. Значит и справедливость не может быть тотальной. В принципе она должна быть пропорциональной? Но тогда это - не бесспорная справедливость?

    В банке никто и не подумает требовать у кассира выдать больше того, что зафиксировано в счете. Но это в банке. Банки уважают, более того, перед ними трепещут. К медицине отношение диаметрально противоположное. Уважением, тем более трепетом по отношению к медицине и не пахнет. Здесь прочно устоялся запах судебных коридоров и тюремных нар. Кроме апеллирования к, набившей всем оскомину, "Клятве Гиппократа", которую, кстати, большинство обличителей медицины и не читали вовсе, да призывов к врачу - "Светя другим сгореть самому", причем желательно в нищете, - псевдоидеологи общества придумать ничего не смогли. Да и не хотели. Образ "врача-бессребреника" чрезвычайно выгодная пропагандистская находка. Этим образом в сознание социума настойчиво закладывалась и закладывается мысль, что врач обязан быть нищим.  Сегодня, полное отсутствие медицинского права подменено кустарно-сработанными "морально-этическими принципами", аморальными и безнравственными по отношению к врачу.  В итоге за "нехватку пряников" сегодня вновь ответственными назначены "насквозь коррумпированные" работники медицины.

    Общество сегодня начисто забыло, и никак не желает вспомнить, что труд врача чего-то стоит, что реализация декларированного в Конституции права граждан  на  охрану  здоровья должно основываться не только на профессиональных обязанностях, но и на объективных возможностях врачей его обеспечивать. Общество не желает понимать, что врачи также являются гражданами общества, гражданами, которые должны обладать своими обоснованными и защищенными законом правами. И в первую очередь правом удовлетворения в результате своего труда своих материальных и духовных потребностей.

    Собственностью и достоянием врача являются его знания, профессиональные навыки и способность к труду. Поэтому долг врача  оказать  помощь в свою очередь предполагает обязанность общества  в  соответствии  с  так им любимым принципом справедливости достойно вознаградить его за проделанную работу.  Если врачу за его высококвалифицированный труд не платят зарплату вообще или платят нищенскую  зарплату,  которая  ниже вознаграждения уборщицы в офисе сомнительной фирмы,  то это является разновидностью социальной  несправедливости. Если законодательно закрепленная в Уголовном кодексе мера ответственности врача за возможные правонарушения несоизмерима с беспросветной нищетой его существования за предлагаемую обществом оплату его труда, то это тоже циничная социальная несправедливость.

    Нельзя справедливое право граждан на охрану здоровья решать за счет несправедливого отчуждения  высококвалифицированного труда у сотен тысяч медицинских работников. Популистское требование бесплатного  здравоохранения,  столь популярное и среди политиков, и среди населения привело фактически к "медразверстке" -  насильственному отчуждению за бесценок, а нередко и задаром (когда зарплата вовсе не выплачивается)  того,  что составляет  собственность  медицинских  работников - их труда, квалификации, знаний и талантов.  Это форма вопиюще несправедливого общественного насилия над медиками.

    Да и что спросить с современного общества, когда престижность и постыдность поменялись местами. В начале ХХ века престижно было быть защитником Отечества - офицером, врачом, педагогом, инженером, ученым. Постыдно - ростовщиком, палачом, проституткой, мытарем, фискалом. В ХХI веке - все изменилось. Постыдное стало элитным. Престижное - презираемым. Гонорар киллера (палача), в отличие от гонорара врача, поднялся до недосягаемых высот, что мгновенно сделало эту профессию достаточно привлекательной. Способствует этому и подробное описанию жизненного пути современных палачей - героев нашего времени, начиная от момента их рождения, с детальным описанием этапов овладения "профессией" и покаянными всхлипами  истеричных правозащитников о том, как же социум не заметил периода "психологического перелома" в хрупком и ранимом сознании этого психопата и вовремя не подставил ему плечо помощи. Этому посвящены десятки томов (почти как учебники для подрастающего поколения). Причем мера ответственности богатого киллера (по сроку наказания), в случае, чрезвычайно маловероятном, что его поймают, вполне соизмерима с мерой ответственности, которую может запросто схлопотать нищий врача.

    Элитные "валютные леди", разнокалиберные "эскорт-герлс", фотомодели, "секс-символы" и многочисленные "мисс и миски" со страниц глянцевых изданий и экранов телевизоров убеждают обывателя в каторжном и неблагодарном труде, выпавшем на их долю, и сетуют на жадность и непорядочность спонсоров, подсунувших вместо обещанных многомиллионных контрактов какие-то жалкие "брюлики" за пару сот тысяч у.е. и убогую бесплатную многокомнатную квартирку от отцов родного города. Общество негодует по поводу произвола жестоких эксплуататоров "девичьих прелестей", объявив их ни много ни мало - "национальным достоянием". Общество с восторгом принимает приговор суда в пользу проститутки сумевшей забеременеть от миллионера в каком-нибудь ресторанном туалете или умиляется, если у какой-то  очередной "звезды" от какого очередного стриптизера появляется незаконнорожденный приплод.

    Об отношении к фискалам и мытарям лучше умолчать. Современных фискалов и мытарей просто боятся. Впрочем, ростовщиков (современных банкиров) тоже боялись всегда, хотя и всегда ненавидели.  Но они назначили себя элитой. (Хотя, как говорят в Одессе - "Вас тут не стояло").

    В этой элите нет места тем, кто работает честно, в том числе и врачу. "Трудом праведным, не наживешь палат каменных". Но врач живет здесь же, в этом же обществе. Он его часть. Он отчетливо сознает, что беспросветность его существования делает бессмысленным соблюдение норм поведения установленных для него современным обществом. Эти нормы ничего кроме беспросветной нищеты для врача не гарантируют. И тогда он задумывается - "А собственно, почему проститутка может назвать свою цену, безголосая, но смазливая певичка за кривляние под "фанеру" может заломить многотысячный гонорар, таксист не повезет бесплатно, чиновник без "уважения" не выдаст справку, гаишник за спасибо не пожелает счастливой дороги, адвокат не приступит к ведению дела, официант без чаевых не обслужит, парикмахер не пострижет, а он - врач, спасающих их жизни, по прихоти этого же общества, лишен права назвать цену своей работы?". Тут же вспоминаются бессмертные слова первого наркома здравоохранения Н. Семашко - "Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны". Значит знал нарком цену хорошему врачу? Да и источник "прокорма" - народ - четко определил.

    Естественно, что несправедливое отношение к врачу, а фактически насильное отчуждение результатов его труда бесплатно (или почти бесплатно, что в общем то одно и то же) - по принципу "медразверстки", и, лишение возможности достижения материального благополучия честным путем,  породило, как реакцию  сопротивления,  встречное насилие врачей над членами несправедливого к нему общества. Это насилие выражается в стремлении получения материального вознаграждения от пациента, причем основным мотивом такого насилия является не столько  обогащение,  сколько  обеспечение возможности элементарного биологического выживания. Врач сегодня вынужден, так или иначе, требовать от пациентов дополнительных вознаграждений.  По крайней мере,  от  тех, кто  может  платить.  Иначе быть не может. Экономической аксиомой является положение о том, что снижение размера  заработной  платы  ниже  прожиточного уровня неизбежно приводит к тому, что соображения выживания начинают  преобладать  над профессиональным долгом и обязательствами перед пациентами. Морально-этическими нормами не прокормишься и без денег не проживешь.

    За тысячелетия истории врач вызывал, и вызывает, к себе разные чувства соплеменников, сограждан и, что особенно опасно, сильных мира сего. Противоречивость чувств нашла отражение в средневековом определении врачей - triftontes (трехликие). Обыватели считали, что - "…у врача три лица: порядочного человека в повседневной жизни, ангела у постели больного и дьявола, когда он просит гонорар" (Р. Артамонов, 1999). Ох, как не любил и не любит обыватель платить, тем более врачам! Поэтому и врачи приспосабливались. Не отсюда ли циничное - "Exide dum dolor est" (Проси деньги, пока больной страдает)? Вот так.

    Мы подошли  к исключительно важной проблеме - врачевание и деньги. Хотя, как свидетельствует история, труд врача оплачивался очень даже неплохо. Размышляющий Фауст у Кристофера Марло четко определил выгоды врачебной профессии - "Врачом будь, Фауст, деньги загребай. Прославь себя чудесным излеченьем".

    В Торе (Шмот/Исход 21:19) сказано - "Если ссорятся люди, и один человек ударит другого камнем или кулаком и тот не умрет, а сляжет в постель… то ударивший … пусть оплатит полностью лечение его". А поскольку обращение к врачу равносильно обращению к Богу, ибо истинный врач - это Бог, как Он Сам говорит в Торе - "Ибо Я - Бог, твой Целитель" (Шмот/Исход 15:26), то и плата врачу - богоугодное действие. В Гемаре эта мысль выражена еще лаконичнее - врач не берущий плату не достоин ее.

    Не даром истинные врачи-бессребреники - Пантелеймон, братья-хирурги Козьма и Дамиан, Преподобный Агапит и наш недавно "почивший в бозе" соотечественник профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий (отец Лука) - канонизированы  христианской церковью. Не много же их было за более чем тысячелетие.

    Так как же быть с "бесплатной" медициной? Она существовала всегда, но только для отдельных категорий наших предков. Интересно то, что как и сейчас, к этим "льготным категориям" относились либо очень богатые - элита, либо очень бедные.

    Врачей во все века, при любом строе кормили, кормят и будут кормить больные, а не государство.

    В "Справедливых законах, которые великий и справедливый царь Хаммурапи установил на пользу и добро слабых, больных, вдов и сирот" - указано - "…если операция катаракты была успешной, то врач получал от больного 10 шекелей серебра" (1 шекель = 8,4 г). Сумма по тем временам огромная, составляющая годовой доход обычного работника. Так что врач знал, за что он работал.

    В Древней Греции основная масса врачей безбедно жила за счет гонораров,  получаемых от пациентов. Их труд оплачивали высоко  (лучше,  например,  чем труд архитекторов). Хотя и врачам не была чужда благотворительность. Отец медицины - Гиппократ в своих "Наставлениях" советует своему ученику,  когда дело идет о гонораре, дифференцированно подходить к разным пациентам - "И я советую, чтобы ты не слишком негуманно вел себя,  но чтобы обращал  внимание и на  обилие средств (у больного) и на их умеренность,  а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы". Заметим, что даром Гиппократ советует лечить иногда.

    Что это? Попытка разрешить извечную дилемму о том, что,  с одной стороны,  труд врача (как и всякий другой общественно-полезный труд) должен быть справедливо оплачен, а с другой - гуманная природа медицинской профессии предполагает оказание помощи неимущим согражданам без оплаты?

    А может быть все это проще? Может быть Гиппократ уже понимал важность благотворительности для рекламы? Так, в тех же "Наставлениях" он советует своему ученику - "Если ты поведешь сначала дело о вознаграждении, то,  конечно,  наведешь больного на мысль,  что, если не будет сделано  договора,  ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему и не дашь ему в настоящий момент  совета.  Об  установлении вознаграждения не следует заботиться,  так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании - быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы.  Лучше упрекать спасенных,  чем наперед   обирать   находящихся  в  опасности". Значит неблагодарность спасенных по отношению к врачу заслуживает упрека даже с точки зрения Гиппократа?

    Уважали врачей и в древнем Риме. Первый врач-профессионал появился в Риме в 219 г. до н.э. Был он иностранцем - греком из Пелопоннеса, звался Архагатом и был по специальности хирургом. Встретили его римляне с радостью и не поскупились на "подъемные". Дали римское гражданство (а были они на этот дар скупы) и предоставили ему купленное на государственные деньги помещение. Не обошлось, конечно, без конфликтов. Не всех устраивали те способы, которые он применял при лечении. Сначала Плиний, а потом Катон попытались сфабриковать "древнеримское дело врачей-палачей". Так, Катон писал он сыну - "Считай, что слова мои пророческие..., греки дали друг другу клятву погубить своим лечением всех варваров; этим именно они у нас и занимаются и за это берут деньги, – иначе им не стали бы верить и не так легко было бы им изничтожить нас". Но было уже поздно. Греческих врачей в Риме становилось все больше, и, никто уже не прислушивался к "изобличениям" Плиния Старшего, которого более всего возмущали большие состояния, нажитые врачами.


    >>>  ПРОДОЛЖЕНИЕ  >>>





    Источник: http://Проф. О.Е. Бобров (статья в журнале «НОВОСТИ медицины и фармации», апрель/2005 №-7(167)
    Категория: Мои статьи | Добавил: Admin (07.12.2010)
    Просмотров: 1536 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Создать бесплатный сайт с uCoz